Shon (redshon) wrote,
Shon
redshon

Categories:

Римские невозвращенцы

Вино и еда


Ощущения римлянина на чужбине в не столь отдаленных от Рима Томах хорошо описал 50-летний Овидий, изгнанный Августом. Жаловался римлянин Овидий на недостаток хорошего вина, по его словам, там не было развито виноградарство, и на отсутствие собеседников, говорящих на хорошей латыни.
Тысячи римлян, попавших в Центральную Азию, имели возможность общаться друг с другом на родном языке. Со времени первого потока пленных из войска Красса число носителей латинского языка в Маргиане постоянно увеличивалось. Что же до недостатка вина, о котором сетует в Томах Овидий, так именно со времени появления римлян в Маргиане там начинается стремительный рост производства и потребления этого напитка.
Мы имеем более 2100 черепков-остраков с записями и накладными приема-отпуска винного довольствия, малую часть огромного оборота расписок в архиве царских винохранилищ Михрдaткирт. Производство вина становится столь значительным, что в Маргиане начинают использовать для его хранения, врытые в землю огромные корчаги — хумы.
Хозяйственные документы, повествующие нам о важности учета вина в Маргиане того времени, написаны на языке Иисуса, арамейском. Предположу, что мужчины-семиты, плененные в Палестине, использовались парфянами чаще в хозяйственных, чем военных целях. В римском же народном сознании хозяева гостиниц и харчевен — и мужчины и женщины — пользовались недоброй славой.
Виноторговля стала настолько важна для парфянской казны, что это отмечено на монетах. На некоторых из них, например в чекане победителя Антония Фраата IV, изображены то ширококонусная, слегка крылатая гроздь винограда с двумя хлебными колосьями по сторонам, то пара плотных крупных конусовидных виноградных кистей по бокам от стройной амфоры с двумя ручками, на горлышке которой сидит со сложенными крылышками птичка (не римский ли это орел?).
Логично также связать воедино резкий рост производства вина в Маргиане, появление в Центральной Азии тысяч римских невозвращенцев и заимствование в китайский язык греческого βότρυς — китайское 葡萄 putao (пу-тао), виноград.
Римские воины знали толк в винах. Винный уксус — смесь кислого вина (acetum) с водой — в римской армии являлся непременным спутником солдата во время марша и на сторожевом посту.
Пленные попали в самый исторический центр виноградарства, что для любителей выпить вина, было утешительно. Надсмотрщики парфян привлекали пленных к сельхозработам, когда надо было увеличить число рабочих рук. Например, на осенние уборки винограда и заготовку вина.
Римские легионы в обеспечении быта рассчитывали на свои силы. Зерно составляло основу питания: около 1 кг на человека в день. Каждое отделение (contubernium) имело ручные жернова, а также котелки и сковороды для приготовления пищи. В маршевую пайку легионера входили каша или жесткие лепешки (bucellatum), кислое вино (posca) и бэкон. На границах, удаленных от продовольственных житниц Империи, обеспечение провиантом в значительной степени ложилось на плечи самих военных. Солдаты выращивали скот, устраивали земледельческие хозяйства, охотились. Солдатский рацион разнообразило посещение местных харчевен.
В плену рацион римлян резко изменился, он стал скуднее и непривычнее. Пленные близко познакомились с коноплей и обычными производными из нее в этих краях.
Люди Красса попали в плен ограбленными и запуганными. Пограбили победители и все имущество в обозах. Однако вряд ли победители обогатили себя римскими лопатами. Лопаты у пленных были. Особую роль в сплочении стада юнцов-новобранцев сыграли центурионы, уцелевшие после разгрома. Римский новобранец проходил довольно сложный и разнообразный курс обучения. Он должен был хорошо владеть лопатой и киркой, топором и пилой; с силой и без промаха метать копье, отражать ловко удары и умело закрываться щитом, хорошо колоть, рубить и умело наносить раны. Центурионы были обязательно знатоками той части военного дела, знать которую надлежало каждому солдату, и обучить которой свою сотню надлежало сотнику.
Принадлежность центуриона времен республики к бедному простому народу определяла его положение среди солдат. Он всегда выходец из солдатских рядов, свой брат солдатам, их непосредственный начальник, который живет все время с ними и почти так же как они; он ведет их в бой, учит военному делу, придирается к каждой дырке в тунике и к каждой неначищенной бляхе на поясе, не стесняясь пускает в ход виноградную лозу, символ своей власти, и, не задумываясь, умирает за своих солдат. Он — посредник между легионерами и высшим начальством. Центурионы — это костяк римской армии. Цезарь знал своих центурионов по именам. Жалости у этих людей искать вообще не стоит. Война не воспитывает мягкость нравов. Совершенная власть над побежденными давала победителю полный простор для разгула самых жестоких и самых низменных страстей. Солдаты не отставали от своих начальников.
Красс, погибнув, свою войну закончил. Для выживших центурионов война продолжалась. И они вели ее лопатами (palae) подчиненных.
Несмотря на образ воинственного народа, который парфяне имели на Западе у римлян, с восточными соседями они сосуществовали мирно. Заключались договоры, которые согласно парфянскому обычаю объединяли стороны в феодальной системе и обеспечивали права торговли.
Занятия пленных, отказавшихся воевать с соплеменниками, не изменились и в плену. Главным поначалу (помимо несения караульной службы) было строительство. Пожалуй, ни одна армия, за исключением советской, не строила столько, сколько строили римские легионеры. Строительная традиция римского войска уходит корнями в республиканскую древность, когда строили временные летние лагеря из дерна и земли для кратковременных стоянок (castra aestiva) и зимние лагеря для более длительного постоя — с использованием дерева. Место для лагерей — а нужна была ровная местность прямоугольной формы — подбирали землемеры. Поверхность земли выравнивали, а при необходимости даже насыпали недостающий для требуемой площади грунт.
Вслед за сооружением лагеря легионеры строили дороги. И сегодня путешественник, проезжающий по Англии или долиной Рейна, сможет легко отличить дороги, проложенные по следам римских. Римляне строили дороги и в Афганистане.
В латинском языке воинская служба метонимически обозначалась словом «пот» (sudor). Пока невозвращенцы потели над строительством, они получали жалование от парфян. Однако вряд ли оно было большим. Выручали новые родственники.
В местах расселения пленных появляются отчеканенные там же монеты. Считается, что правитель выпускал монеты совместно с членом рода, связанным с ним в управлении подвластной территорией. Один из таких — Гондофарн оставил Арахосию в 19 г. н. э. и принял власть в Индии, где стал самым знаменитым из царей-пахлавов. Считается, что власть саков в Индии стала быстро слабеть при преемниках Гондофарна. Китайские источники утверждают, что вождь кушан, одного из племен юэчжей, достиг власти над всей группой племен (около 25–81 гг. н. э.?) и основал царство, которое стало известным под названием его племени.
Красноречива разноязыкая передача имени Гондофарна, которая дошла до нас: на парфянском, древнеперсидском, эламском, греческом, аккадском, арамейском и санскритском языках.
В самом составном имени Гондофарн любопытна вторая его часть — фарн. Попытки прояснить значение этого слова совершались. Его объясняли как имя божественного покровителя племени, рода, дома, семьи и отдельной личности, каковыми выступает наряду с другими дикими животными баран. Изображения барана, появляющиеся со времени появления римлян в Центральной Азии связывают со скифосакскими, в целом ираноязычными, представлениями о мире.
Фарн в образе барана был неизменным спутником сака или сармата всюду — в быту и сражениях, в земной и загробной жизни. Во всех известных сакских и сарматских бронзовых котлах, происходящих из Ферганы, Поволжья, южного Урала, Крыма и других мест, обычно на закраинах неизменно фигурируют скульптурные изображения козла или барана, воплощавшего оберега, покровителя, плодородие и обилие.
Через триста лет в сасанидском Иране при Шапуре II (309 — 379 гг.), образ барана символ бога-фарна приобретает каноническую форму в зороастризме.
В различных областях доисламской Средней Азии по сообщению китайских летописей Бейши (VII в.) и Суйшу (644 г. н. э.) основой трона местных владетелей был золотой баран: у правителей Бохана (Фергана), Хе (Кушания), Унагэ (Мерв), Босы (Персия). Любопытно, что престол правителя Гуйцы (Куча) имел вид золотого льва, Ань (Бухара) — золотого верблюда, Цао — (Уструшана) золотого коня.
Слово фарн присутствует и в имени начальника одного из отрядов римских пленных.
Среди римских родовых имен, кстати, по мелкому скоту названы Порции, Овинии, Каприлии; по крупному Еквитии, Таврии, Азинии. От животных берутся разные прозвища, например прозвище Анниев — Caprae, Статилиев — Tauri, Помнониев — Vituli и много других. Фамилия изгнанного из Рима Августом Овидия переводится на русский язык как Баранов или Овцын.
Бывшие пастухи особенно ценились в римской армии. То, что среди центурионов и лагерников было много бывших пастухов не вызывает никаких сомнений.
Предисловие
Часть I. Врастание и укоренение
Пленные и беглецы

Margo и маргарита

Женщины и дети
По следу Красса
Гораций
Ordo в Китае
Кельты и греки
Янус и Будда
Tags: еда, книги, римская эмиграция, римские невозвращенцы, римские пленные, я
Subscribe

  • Имеющий глаза увидит

    После смерти Буды и поговорить не с кем.

  • Тишь да благодать из Санкт-Петербурга

    Текст был написан по заказу москвичей. Но они отказались его обнародовать. Их страшит русская правда Много раз покойная болгарка Вангелия…

  • Помню, никогда не забуду

    Когда я пробовал коллегам рассказывать о связи между древними римлянами и распространением буддизма, на меня смотрели как на сумасшедшего. И будучи…

Comments for this post were disabled by the author

  • Имеющий глаза увидит

    После смерти Буды и поговорить не с кем.

  • Тишь да благодать из Санкт-Петербурга

    Текст был написан по заказу москвичей. Но они отказались его обнародовать. Их страшит русская правда Много раз покойная болгарка Вангелия…

  • Помню, никогда не забуду

    Когда я пробовал коллегам рассказывать о связи между древними римлянами и распространением буддизма, на меня смотрели как на сумасшедшего. И будучи…