Shon (redshon) wrote,
Shon
redshon

  • Music:

Свежая смерть

Евгений Иероникович Малишевский
(1924-2005)

Ушел из жизни человек, с именем которого связан более чем полувековой период развития и становления отечественной корабельной артиллерии. Участник обороны Ленинграда в годы Великой Отечественной войны, выпускник ленинградского Военмеха послевоенной поры, сотрудник КБ «Арсенал» со дня его основания, Главный конструктор артиллерийского направления КБ, возглавлявший его многие годы. Он сумел сплотить вокруг себя творческий коллектив специалистов – инженеров и конструкторов, которые вместе с ним и под его руководством работали многие годы.
С 1949 по 1960 гг. Евгений Иероникович прошел большой путь от инженера до начальника конструкторского подразделения артиллерийской техники. В этот период КБ «Арсенал» впервые в стране были разработаны, сданы на вооружение и поставлены в ВМФ автоматические и полуавтоматические артустановки калибра 45 57, и 76 мм. За создание установок АК-725 и АК-726 Евгений Иероникович в составе сотрудников КБ был удостоен звания лауреата Государственной премии.
В 1960-1970 гг. в своем развитии морская артиллерия, как традиционное оружие ВМФ испытала глубокий кризис из-за явной недооценки руководством нашей страны роли корабельной артиллерии в будущих войнах. Силы КБ «Арсенал» были переключены на создание новейшего ракетного вооружения. С 1960 по 1967 гг. Евгений Иероникович Малишевский возглавлял отделение двигательных установок в должности заместителя главного конструктора. Под его руководством были выполнены первые, по-существу, пионерские разработки крупногабаритных маршевых РДТТ 15Д24, 15Л27, 15Д92 для ракет РТ-2 и РТ-15. РДТТ 15Д27 и 15Д92 были доведены до летных испытаний, а двигательная установка 15Д27 была полностью отработана и прошла летные испытания. Этот талантливый конструктор проявил свои способности не только в деле создания морской артиллерии, но и в новой для себя области – ракетном двигателестроении.
Начиная с 1967 г., когда разработка морской артиллерии была возобновлена, коллективом направления артиллерийских установок КБ «Арсенал» под руководством Главного конструктора направления Е.И.Малишевского были разработаны новые автоматические башенные АУ калибром 100 и 130 мм, превосходящие по своим тактико-техническим характеристикам известные АУ аналогичного калибра других стран мира.
Можно смело сказать, что все современные корабли отечественного ВМФ оснащены универсальной автоматической артиллерией, созданной под руководством Е.И.Малишевского. Высоким был авторитет Евгения Иерониковича у руководства Министерства общего машиностроения и Министерства судостроительной промышленности, у командования и институтов ВМФ, руководителей и специалистов предприятий соисполнителей. Принятая в 1985 г. на вооружение ВМФ артиллерийская установка АК-130 стала поистине современным образцом корабельной артиллерийской техники. Символично, что первыми АУ АК-130 был вооружен головной корабль – эскадренный миноносец (пр. 956), носящий имя «Современный». За создание этого корабля большая группа разработчиков-корабелов, специалистов ВМФ, конструкторов оружия, в том числе и Евгений Иероникович Малишевский, была удостоена Ленинской премии.
В настояшее время в КБ ведутся работы, начатые под руководством Е.И.Малишевского, по созданию новейшей облегченной одноорудийной артустановки калибра 130 мм А-192М. Создание этой АУ станет достойным продолжением работ Евгения Иерониковича – дела, которому он посвятил всю свою жизнь.
Евгений Иероникович Малишевский являлся одним из основателей научно-конструкторской школы корабельной артиллерии, костяк которой составляли и составляют его ученики – выпускники Военмеха.
Заслуги Евгения Иерониковича Малишевского в создании корабельной артиллерии достойно оценены нашей Родиной.
Добрая память о нашем коллеге и товарище навсегда сохранится в наших сердцах.
Группа товарищей по поручению ФГУП «КБ «Арсенал»

Незадолго до смерти Е.И. Малишевского редакция корпоративной газеты ОАО «Машиностроительный завод «Арсенал» и ФГУП «КБ «Арсенал» попросила Евгения Иерониковича вспомнить интересные, неофициальные моменты из заводской истории. Вот три рассказа Е.И. Малишевского, записанные Петром Карасевым (по прочтении рекомендую обратить на мягкий и беззлобный юмор Евгения Иерониковича – redshon):
Спор авторитетов
История эта произошла в 50-х годах. Наше конструкторское бюро в основном тогда занималось артиллерией. Как-то мы проводили отработку одного важного агрегата – тормоза отката артустановки СМ-24-ЗИФ. И вот лежит после испытаний этот агрегат в цехе, заполненный жидкостью «Стеол». Стоявший неподалеку главный инженер КБ В.Ф.Лендер замечает ведущему инженеру П.Г.Капустину, что мол, «внутри тормоза вакуум». «Что вы! Он под большим давлением!» – возразил ему Капустин. «Да нет, там вакуум», - уверенно говорит Лендер. «Он под давлением», – твердо сказал Капустин.
Оба специалиста, разгоряченные спором, вплотную подошли к тормозу отката, каждый настаивал на своем. Спор принимал принципиальный характер – цех был заполнен людьми, которые прекрасно слышали спорщиков. Надо сказать, что дело происходило летом, на Лендере и Капустине были неплохие костюмы. Итак, они подошли к тормозу отката и Лендер, желая доказать свою правоту, начал отворачивать пробку заливного отверстия. Кто был в цехе – знали, что стеол практически не отмывается. Потому все, в том чистле и Капустин, благоразумно отошли в сторону. В то же время Лендер немного открутил пробку – ничего не произошло.
«Вот видите», – торжественно сказал В.Ф.Лендер П.Г.Капустину и смело крутанул пробку. Жидкость, которая, конечно, была под давлением, с силой выбила пробку заливного отверстия тормоза под потолок цеха (по счастливой случайности никого не задев) и залила Лендера с ног до головы. «Вот видите, – растерянно повторил Лендер, протирая очки, залитые стеолом. – Вы были правы – он под давлением».

Конструкторская муза
Случилось это в начале шестидесятых, когда нам было поручено создание и отработка твердотопливной двигательной установки II ступени межконтинентальной баллистической ракеты 8К98, которую создавало ОКБ-1 в Подлипках. Научным руководителем этой работы был назначен Сергей Павлович Королев.
Работа была очень срочная и сверхнеобходимая. Мы, можно сказать, постоянно были под контролем ЦК КПСС и Правительства, и поэтому бесконечная цепь совещаний по этой теме проходила в Москве, Подлипках и Ленинграде.
И вот однажды проходило совещание в Государственном институте прикладной химии (ГИПХ) по вопросу твердотопливного заряды, на котором присутствовал С.П.Королев. В конце совещания Сергей Павлович предложил мне после ГИПХа вместе поехать в наше КБ «Арсенал», где должно было проходить техническое совещание.
Мы сели в машину, и когда переезжали Дворцовый мост, Сергей Павлович с тяжелым вздохом признался мне, что завтра, у себя в Подлипках, он будет вынужден голосовать на парткоме за вынесение строго выговора «коммунисту, ведущему инженеру, исключительно талантливому конструктору» за то, что тот ушел из семьи к другой женщине, работавшей на Байконуре.
«Вы знаете, Евгений Иероникович, каждый раз, когда я бываю на Байконуре, я сам не могу пройти мимо этой красавицы, чтобы не поздороваться с ней, не улыбнуться ей в ответ. А теперь, за то, что этот молодой талантливый инженер обратил слишком большое внимание на эту женщину, я должен буду голосовать за вынесение ему выговора.
Скажу вам откровенно, если бы он не обращал внимания на красивых женщин, для меня он был бы потерян как талантливый способный конструктор».
После этих слов я понял, что Сергей Павлович был не просто талантливым конструктором, но и прекрасным знатоком жизни.

Евростандарты Гречко
Когда велась работа по подвижному ракетному комплексу 15П696 с ракетой РТ-15 (8К96), на «Арсенал» приехал будущий министр обороны СССР А.А.Гречко, тогда Главнокомандующий Объединенными Силами государств-участников Варшавского договора. К его приезду мы тщательно подготовились: в здании 56 развесили плакаты комплекса. Когда в зал вошел Гречко, мы были готовы подробно ему доложить о состоянии дел по БРК РТ-15.
Однако Гречко, как только вошел в зал, спросил у нас: «Где тут у вас карта Европы? Принесите!» Подумалось: «Зачем ему карта Европы?» У нас вообще-то была политическая карта Европы для политзанятий, мы быстренько ее принесли. Гречко ее развернул на столе и говорит: «Дайте циркуль!» Под руками был только деревянный чертежный циркуль (для больших диаметров) – его мы и дали. Гречко отмерил расстояние от границы СССР до Мадрида и говорит, мол, у нас маленькая дальность полета ракеты – она не долетит даже до Мадрида. «А сам ваш комплекс на гусеничном ходу. Как я его буду использовать в Европе? Там везде хорошие дороги. Он должен быть на колесном ходу». К тому же маршал наверняка знал о том, что во время испытаний наши твердотопливные ракеты несколько раз взрывались.
Запланированный показ комплекса на полигоне в Горелово не состоялся, а сам комплекс не был принят на вооружение (хотя потом это решение оказалось явно ошибочным). Вот так мы не подошли под европейские стандарты маршала Гречко.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author